Начало
 
 


Конденсаторные микрофоны

НовостиОборудованиеСтатьиФорумФайлыОрганизацииСсылкиПрайс-листыРекламаСловарьПоиск
СТАТЬИ
12 конденсаторных микрофонов

Ламповые микрофоны

Недорогие конденсаторные микрофоны
 

 
  11 конденсаторных микрофонов

Егор КУРЧАТКИН
Музыкальное Оборудование
январь 2000

Сравнение конденсаторных микрофонов с целью выбора основного микрофона для записи вокала и сольных инструментов.

Идея теста возникла у меня после того, как, решив кое-что прикупить для своей студии, в числе прочего оборудования я взял на сравнение несколько заинтересовавших меня микрофонов. Приглядел я их, ориентируясь на отзывы знакомых звукоинженеров и публикации в прессе, но после сравнения этих микрофонов с имеющимся у меня старым (1985 года рождения) Neumann U 87, желание покупать их поостыло. Чем я был сильно удивлен, ведь, исходя из имевшейся у меня информации, эти микрофоны должны были полностью "убрать" мой Neumann.

Результаты оказались настолько неожиданными, что было решено провести более масштабное исследование современных микрофонов. С этой целью я собрал одиннадцать микрофонов и засел на несколько недель в студии, мучая микрофоны и друзей-музыкантов, которых заставлял петь и играть, а после - в течение многих часов еще и сравнивать полученные результаты.

Ценность данного тестирования, как мне представляется, в том, что все описанные далее микрофоны испытывались в одно и то же время, в одних и тех же акустических условиях, что, к сожалению, мало кому доводилось делать. Как правило, сравнение микрофонов происходит со значительной разницей во времени, на разных источниках звука и, соответственно, говорить здесь можно только об эмоциях. Даже если удается записать на разных микрофонах одного и того же вокалиста (но с разницей во времени), отличие в звучании может быть обусловлено не столько разницей между микрофонами, сколько звучанием голоса вокалиста в разные дни (см. врезку).

Проблемы стабильности вокалистов
Очень важно то, насколько вообще стабильно в плане звука работает вокалист. Как правило, "связочники", а их в нашей стране большинство, поют очень по-разному в зависимости от погоды, природы и настроения, ведь у них звук зависит от малейших шероховатостей на связках, от степени их эластичности и пр. Вокалисты резонаторной школы, поющие на опоре, и у которых задействованы как грудной, так и головной (купольный) резонаторы, поют стабильно даже во время простуды (при этом, не вредя своему голосовому аппарату), у вокалистов этой школы как бы выстроена устойчивая акустическая форма, в которой рождается звук, все остальное - дело интонации. Но даже с "резонаторщиками" бывают проблемы. Например, при "склеивании" сольной вокальной партии из дублей, записанных до обеда и после. Поев-попив, вокалист начинает хуже "держать опору", его голос звучит тусклее, менее открыто. Порой можно подумать, что дело в том, что певец стоит не на том расстоянии от микрофона, что кто-то, пока ты сам чаи гонял, накрутил эквалайзер или установил на максимум компрессор. А дело-то, на самом деле, в том, что вокалист плюшек поел.

Так что большинство людей приобретает микрофоны по двум причинам: а) предложили за тыщу микрофон, который стоит все три; б) в этот микрофон на своем последнем альбоме, как написано в авторитетном журнале или на сайте производителя, пел сам George Michael.

Даже при наличии на студии нескольких микрофонов высшего класса, редко выдается возможность подобрать микрофон под конкретного исполнителя. Звукоинженер, как правило, вынужден руководствоваться некими общими законами: ведь не заставишь вокалиста по сто раз петь одну и ту же фразу то в один микрофон, то в другой, то на одной диаграмме направленности, то на другой, то на одном предусилителе, то на третьем... Так что, как правило, при выборе микрофона и предусилителя для того или иного источника звука у большинства звуковиков существует ряд стандартных решений, которых они и придерживаются, свято веря в их правильность. Однако, как выяснилось в результате прошедшего тестирования, не все эти решения столь уж универсальны.

Вот мне и стало интересно собрать в своей студии некоторое количество микрофонов, заявляемых производителями (а в отдельных случаях - и авторитетными звукоинженерами) как "универсальные студийные микрофоны для записи сольных инструментов". То есть, далее речь пойдет о выборе некоего "основного микрофона для студии" (в принципе, на студии должно быть несколько "заглавных" микрофонов, но, к сожалению, обычно имеется возможность сделать основным лишь один дорогой конденсаторный микрофон). Кроме того, мне показалось интересным сравнить ламповые микрофоны с транзисторными - выяснить насколько в действительности велика разница и верно ли утверждение многих звукоинженеров, что даже дешевый ламповый микрофон заведомо лучше дорогого транзисторного. "Транзистор - ну, это как если ты смотришь на улицу через мутное стекло, все видно, грязи на стекле не замечаешь, так как глаз фокусируется на дальних предметах, но что-то все равно мешает, что-то есть в картинке дискомфортное, напрягающее... а лампа - это как если ты смотришь на улицу, распахнув окно...".

В тестировании принимали участие следующие микрофоны: AKG Solid Tube (ламповый), Audio-Technica AT 4047, AT 4050, AT 4060 (ламповый), DPA 4003, Neumann M 147 (ламповый), M 149 (ламповый), TLM 103, TLM 193, U 87 Ai, Sennheiser MKH 80. В качестве микрофона, от которого можно было бы отталкиваться при сравнении, был взят, как уже говорилось, Neumann U 87 (см. врезку).

Старое и новое
Важно уточнить то, что я сравнивал тестируемые микрофоны именно со старым, классическим Neumann U 87, которого еще не затронули разного рода усовершенствования, коснувшиеся его современного собрата - U 87 Ai (ему подняли на 10 дБ выходной уровень и приблизительно на эту же величину улучшили соотношение сигнал/шум, а также повысили стойкость мембраны ко всяческим "задувам" и "запыкам", так что на U 87 Ai можно записывать хоть бас-барабан с близкого расстояния без боязни убить капсюль, который сам по себе стоит около 500$). Главной неожиданностью данного тестирования для меня стала разница в звучании U 87 и U 87 Ai. Поэтому я так и акцентирую ваше внимание на том, что тестируемые микрофоны сравнивались со старым U 87, во всем мире используемым в качестве эталона, от которого удобно отталкиваться при оценке современных микрофонов. Для снятия каверзных вопросов сразу оговорю, что старый Neumann звучит особым образом не в силу исключительности именно данного экземпляра микрофона; он звучит точно так же, как звучат все U 87, дошедшие до наших дней в человеческом состоянии. Некоторое время назад я получил доступ аж к четырем Neumann U 87, произведенным где-то в начале 70-х. Мембраны некоторых были основательно заплеваны, но, в целом, все у них было в порядке. При сравнении с моим Neumann U 87, ни я, ни специально приглашенные по этому случаю друзья-звуковики не обнаружили в звучании этих пяти микрофонов никакой разницы (микрофоны слегка отличались только по уровню выходного сигнала). Так что я смело сравнивал тестируемые микрофоны с моим U 87, полагая его звучание типичным для всех нормально сохранившихся микрофонов этой модели.

Источники звука
Для тестирования микрофонов были выбраны следующие источники звука: мужчина, две женщины (не одновременно, а по очереди), виолончель и кларнет. Выбраны эти источники были далеко не случайно. Конкурса на лучший источник звука я, как вы понимаете, не проводил, но остановился именно на них в силу следующих причин.

Понятное дело, что, если речь идет о выборе основного микрофона для студии, этим микрофоном будут писать в первую очередь вокал. И хотя, скорее всего, это будет вокал не академический, но прослушивать микрофоны гораздо полезнее именно на академическом вокале, ибо он, в силу своей обертональной насыщенности и динамического разброса между основным уровнем пения и самыми громкими нотами, особенно ярко выявляет характер звучания микрофона. После этого уже проще предположить, как поведет себя данный микрофон на других голосах. Ведь современный вокал (в нашей стране его принято называть "эстрадным", хотя грамотнее его обозвать просто "неакадемическим") в каждом отдельном случае звучит совершенно по-своему, здесь единых законов звучания, в отличие от академки, практически не существует, и для того, чтобы корректно оттестировать звучание микрофона именно на "неакадемическом" вокале, придется приводить в студию не один десяток вокалистов, поющих в разной манере разными голосами, и на каждом из них микрофон будет проявлять себя по-своему: тому, от чего придет в восторг Bryan Adams, вряд ли обрадуется Peter Gabriel. Хотя, если подходить к вопросу формально, оба они сильно сиплые, но сипят "разными местами" и технологии записи их вокала также должны сильно разниться. Посему логичнее (а, собственно, так и поступают во всем мире) в плане вокала тестировать микрофоны на академке и паре-тройке условно эстрадных пропевок, после чего - делать свои субъективные выводы касательно того, как тот или иной тип "неакадемического" вокала зазвучит на том или ином микрофоне.

В качестве мужского голоса использовался мой прилично поставленный баритон, причем, весьма драматический, в силу чего люди несведущие часто принимают его за бас, каковым он отнюдь не является. Пропевал я в испытываемые микрофоны и чисто академические куски, и не очень. В принципе, результаты на моем вокале были и в том, и в другом случае очень близкими, поскольку тембр моего голоса, что при академическом пении, что при неакадемическом, почти не меняется.

В качестве женских вокалов в тестировании принимали участие два сопрано: лирическое и "среднее" (находящееся между лирическим и драматическим). Лирическое сопрано - Ирина Окнина. У нее очень крепкий и обертонально насыщенный голос, без часто встречающегося псевдооперного "везения" звука (яркий пример - солист Большого театра Николай Басков, которого можно увидеть по ТВ с клипом "Памяти Карузо"). У Ирины - очень хорошая опора и выстроенный в обе стороны столб (как вверх, так и вниз), в силу чего в равной степени отзвучивают как верхний, купольный, так и нижний, грудной, резонаторы, - голос звучит объемно, наполнено. Такой вокал очень показателен в том плане, что, если микрофон передает его адекватно, не корежа тембр и "физиологию" звука, то и прочие голоса приблизительно того же диапазона микрофон будет передавать правильно (хотя, на "кривом" вокале зачастую удачно может звучать и совсем, казалось бы, "кривой" микрофон, компенсирующий "кривизну" такого голоса). Среднее сопрано - Екатерина Антропова - более мягкое, с хорошей отзвучкой в куполе, но с несколько подснятой грудью. К сожалению, на момент тестирования вокалистка слегка простудилась, и по этой причине пела несколько размазано и с легкой сипотцой. Что, впрочем, оказалось в определенной степени и полезно: в нашей стране три четверти певиц страдают подобной "болезнью".

Виолончель была выбрана по следующим соображениям. Дело в том, что, если на микрофоне беспроблемно звучит виолончель, то и прочие струнные также будут звучать, скорее всего, беспроблемно. Верх у виолончели сам по себе противный - прямой как палка, свистит, пищит, словом, гадость для записи жуткая. Так вот, если микрофон правильно прописывает этот верх, и он начинает звучать, то, следовательно, и скрипка тоже (скорее всего - во всем своем диапазоне) будет звучать просто отменно. Если же скрипка звучит на микрофоне хорошо, то это вовсе не означает, что столь же удачно зазвучит на нем и верх виолончели, он может начать пищать или свистеть, так что мурашки по всему телу забегают дыбом... я с таким сталкивался неоднократно. Столь же показателен и низ виолончели. На очень многих микрофонах низ виолончели начинает либо гудеть, либо трещать - порой смычковый треск чуть ли не перекрывает основной тон инструмента. Но когда низ виолончели получается "читабельным" и в то же время сочным, то из этого с уверенностью можно сделать вывод, что на этот микрофон можно писать и контрабас, и бас-кларнет, и вообще почти все что угодно низкочастотное.

Виолончелист - Антон Бобышев, лауреат нескольких международных конкурсов, записал несколько сольных альбомов. Виолончель у него XVIII века, звучит великолепно. Так что реплики, типа, дело не в микрофоне, играть надо лучше, или инструмент у него - дрянь, потому и не зазвучал на крутом микрофоне, - заранее мною отметаются.

Кларнетист - Андрей Раев, "дудит" в ансамбле Алексея Айги. Дудит с чувством и расстановкой, но, что для нас в данном случае главное, - стабильно и профессионально. Андрей играет на A, B и бас-кларнете (впрочем, так поступают почти все кларнетисты); на этих кларнетах мы и прослушивали микрофоны. Что касается кларнетов А и В, то медленные куски игрались на А, как на чуть-чуть более кантиленном, сочном и грудном, куски быстрые игрались на В, как на более жестком. С бас-кларнетом мы прослушивали далеко не все микрофоны. Да и вообще - ничего особо нового благодаря этому мы не узнали: в плане проработки басов гораздо показательнее были тесты с виолончелью. Так что о результатах тестирования микрофонов на бас-кларнете я в этой статье попросту умолчу.

Записать кларнет, как правило, бывает сложнее, нежели флейту или кого-нибудь еще из деревянных духовых, ибо именно кларнет обладает такой гадливой особенностью: шаг влево - сипит, шаг вправо - пищит; еще шаг влево - скрипит, еще один шаг вправо - гудит. Все прочие "деревяшки" (как их ласково называют духовики) обладают каким-нибудь одним из перечисленных свойств. Как повезло кларнету, вобравшему в себя столько разных гадостей... Против тембра кларнета я ровным счетом ничего не имею, более того, он мне даже чем-то симпатичен и я его частенько использую, но полагаю, что записать его качественно сложно. Словом, микрофон, на котором удачно звучит кларнет, с вероятностью в 98 процентов должен подойти и для записи любой другой "деревяшки".

Как проводилось тестирование
Микрофон вешался на стойку, втыкался в ламповый микрофонный предусилитель/ компрессор/ лимитер Summit Audio MPC 100 A, далее сигнал поступал в преобразователь Apogee PSX 100 и в цифровом виде загонялся в компьютер. Прослушивался записанный материал через тот же преобразователь Apogee PSX 100 (а также - через линейный преобразователь Apogee DA 1000) на мониторах Dynaudio Acoustics BM 6 A. Обычно, в качестве аналого-цифрового преобразователя я использую линейный преобразователь Apogee AD 1000, на мой взгляд - гораздо более честный, нежели дельта-сигма преобразователь PSX 100. Но в данном случае вышло так, что самый первый тест был мною прописан на PSX 100, и, соответственно, при дальнейшем тестировании я был вынужден использовать в качестве оцифровщика только PSX 100, дабы результаты сравнения были максимально честными.

Образцы прописывались в заглушенной камере (1,5 на 2,5 м), страдающей некоторой "ватностью" и одновременно "коробочностью" звучания (на низком мужском вокале также имеет место незначительный бубнеж низов), что следует учитывать при прослушивании образцов данного тестирования. На самом деле, проблемы акустики абсолютно не криминальны, ибо портят звук в столь незначительных пределах, что этой пакостной особенностью акустической можно спокойно в данном случае пренебречь. Словом, это - обыкновенная "убитая" акустика или, вернее будет сказать, ее практическое отсутствие. Что, на мой взгляд, для прослушивания микрофонов только положительный фактор: в "мертвой" акустике мы имеем чистый тембр микрофона, что и важно для тестирования. Также следует учитывать и тот факт, что в очень многих отечественных студиях акустическая представляет из себя именно подобного рода "мертвую" камеру, в какой писались данные образцы тестирования (как пример - студия Виктора Савина в театре им. Моссовета с акустической меньше спичечного коробка, в которой, тем не менее, удается записывать очень качественный материал).

Изначально предполагалось сделать "прозвон" микрофонов в акустической лаборатории телецентра "Останкино", но потом я отказался от этой идеи, ибо нарисованная кривая частотной характеристики микрофона, как правило, не рассказывает о нем ровным счетом ничего. Ведь, помимо объективной, существует еще и субъективная частотка, гораздо более важная при оценке звучания микрофона. Объясню, что я подразумеваю под "субъективной" частотной характеристикой микрофона. Микрофон может быть объективно (по результатам измерений) линеен, но при этом на слух выдавать целый ряд частотных пиков, появление которых объясняется тем, что микрофон производит свои собственные гармоники. И, что также весьма принципиально, гармоники эти могут быть сильно разными на одной и той же частоте при разном звуковом давлении и разной атаке звука. Объяснение мое весьма ненаучное и огрубляет суть процессов, происходящих со звуком внутри микрофона, но как-то да объясняет, почему объективная и субъективная (на слух) оценки микрофонов так часто разнятся, и почему два микрофона с идентичными частотками могут звучать совсем по-разному.

Микрофоны ламповые и транзисторные я позволил себе "свалить в одну кучу", сравнивая их все вместе, чем наверняка оскорблю пуристов звукозаписи. Но у меня на то были свои веские причины: мне было важно понять - насколько современный ламповый микрофон способен удовлетворить большинство потребностей студийной сольной записи, и во всех ли случаях плюсы лампового звучания перекрывают присущие ему минусы. Понять это можно было только в рамках единого сравнительного анализа образцов, прописанных в те и другие микрофоны.

Neumann U 87 Ai
Neumann U 87 Ai Микрофон имеет три стандартные диаграммы направленности (круг, кардиоида, восьмерка), обрезной фильтр нижних частот, аттенюатор (-10 дБ). Работает от фантомного питания. В комплект поставки входит деревянный футляр для хранения.

Считается универсальным микрофоном для записи вокала любого рода - как сольного, так и бэк-вокала, и особенно - для записи симфонической музыки. Также фирма Neumann рекомендует использовать его в качестве сольного микрофона для виолончели, медных духовых, фортепиано и ударных.

Neumann TLM 103
Neumann TLM 103 Микрофон имеет пять наград, в том числе - TEC и от журнала EQ. Использует тот же капсюль, что и U 87 Ai, но отличается отсутствием разных диаграмм направленности (только кардиоида) и фильтра, а также - использованием передовой бестрансформаторной технологии (фирма Neumann на сегодняшний день придерживается точки зрения, что трансформатор в микрофоне только мутнит звук и зашумляет его, а также сильно удорожает и усложняет процесс производства микрофонов). Микрофон работает от фантомного питания. Прилагается деревянный футляр и пластмассовый адаптер для установки на стойку. В целом, Neumann заявляет об идентичности звучания TLM 103 и U 87 Ai на кардиоиде.

Neumann М 149
Микрофон считается чуть ли не революционным, ибо это - первый в мире микрофон, сочетающий в себе ламповую технологию с технологией бестрансформаторной (за что, видимо, и получил в 1997 году награду TEC). Микрофон имеет пять диаграмм направленности (широкая кардиоида, кардиоида, гиперкардиоида, круг, восьмерка) плюс четыре промежуточных диаграммы, обрезной фильтр нижних частот с возможностью выбора частоты среза (от 20 до 160 Гц, крутизна -3 дБ). Работает от блока питания (прилагается). Кроме того, в комплект поставки входят подвес, чехол для защиты от пыли и деревянный футляр.

Neumann M 149 В силу особой популярности данного микрофона в отечественных студиях, позволю себе остановиться на нем более подробно. В M 149 используется легендарный капсюль К 49. Легендарным этот капсюль сделали микрофоны, в которых он использовался - U 47 и М 49, выпускавшиеся в 50-е и 60-е годы. Капсюль К 49 (правда, современного производства) используется также в целом ряде современных микрофонов других фирм. Особый интерес, естественно, вызвало обращение к этому капсюлю его изобретателя - собственно фирмы Neumann. Наряду с элитным капсюлем, в М 149 использовалась новейшая бестрансформаторная технология, позволяющая звуку передаваться по микрофонным кабелям на баснословные расстояния (до 300 метров!), не теряя при этом своего первородного окраса. Так что, как заявляет производитель, М 149 - идеальный сольный микрофон, особенно для вокала, не только благодаря использованию легендарного капсюля и древних технологий, но и в связи с использованием передовых разработок фирмы Neumann, дающих на выходе микрофона феноменально низкий уровень шума (подчеркивается особо).

Neumann K 49 Капсюль микрофона смонтирован неким особенным "эластичным" способом, так что никакие вибрации конструкции, способные породить шумы и резонансы на отдельных частотах, не достигают капсюля. Более того, поверхность под капсюлем имеет форму конуса, рассеивающего отражения звука от чего-либо, оказывающегося в момент записи выше этой уникальной поверхности. Таким образом, капсюль ловит только первичный звук, достигающий его напрямую. Капсюль окружает акустически нейтральная сетка, что позволяет получить "звуковой реализм", по словам производителя.

Neumann M 147
Neumann M 147 Как заявляет производитель, М 147 по сути ничем не отличается от M 149, кроме того, что имеет только кардиоидную характеристику направленности, более низкий выходной уровень, и у него отсутствуют обрезные фильтры. Да, есть еще одно принципиальное отличие: М 147 стоит почти в два раза дешевле M 149. Сетка вокруг капсюля у М 147 очень плотная, специально рассчитанная на запись речи и вокала, как заявляет производитель, нейтрализующая взрывные и присвистывающие согласные, а также исключающая возможность "задувания" капсюля. Просмотрев статьи в иностранной прессе, я обратил внимание на то, что М 147 по сравнению с М 149 позиционируется как более узкочастотный микрофон (с точки зрения субъективного ощущения частотки), особым образом подчеркивающий читабельность вокальной партии. Работает от блока питания (прилагается). В комплект поставки также входят соединительный кабель, адаптер для стойки и алюминиевый футляр.

Neumann TLM 193
Neumann TLM 193 Использует тот же капсюль, что U 89i и TLM 170. По сравнению с U 87 и U 89 обладает более нейтральным звуком. Есть только кардиоидная диаграмма направленности. Работает от фантомного питания. В комплект поставки входят адаптер для стойки и деревянный футляр. Микрофон рекомендуется для записи вокала, струнных, деревянных духовых, подзвучки групп симфонического оркестра, хоров, а также в качестве панорамного микрофона на "железо" или перкуссию.

Sennheiser MKH 80
Микрофон почти не встречается на отечественных студиях, но, по заявлению производителя, является лучшим микрофоном за всю историю фирмы Sennheiser, которая в его создание вложила всю свою душу. В микрофоне используется порядка пятидесяти ноу-хау. Помимо прочего, микрофон может годами висеть на стойке или где-нибудь под потолком в студии, и его не нужно будет регулярно снимать на профилактику и чистить капсюль: фирма Sennheiser намудрила там что-то такое, что пыль просто боится близко подлетать к MKH 80, а влага или повышенная температура ему не страшны.

Sennheiser MKH 80

Микрофон имеет пять диаграмм направленности (круг, широкая кардиоида, кардиоида, суперкардиоида, восьмерка), фильтр нижних частот (частота среза 50 Гц, переключается 3 или 6 дБ), аттенюатор (6 или 12 дБ), а также встроенный эквалайзер, который плавно поднимает частоты в области 10 кГц на 3 или 6 дБ. Работает от фантомного питания. Рекомендуется абсолютно для любых видов записи, включая сольную запись вокала, гитары, струнных, духовых и использование в качестве стереопары для записи симфонической и хоровой музыки.

Audio-Technica AT 4050
Audio-Technica AT 4050/CM5 Японский микрофон, при появлении на свет позиционировавшийся как прямая альтернатива Neumann U 87. Имеет большой капсюль, три диаграммы направленности (восьмерка, кардиоида, круг), обрезной фильтр нижних частот (частота среза 80 Гц, крутизна 12 дБ/октава), аттенюатор на 10 дБ. Работает от фантомного питания. Футляр и подвес входят в комплект поставки. Области применения предлагаются те же, что и для Neumann U 87/89. Только, в силу особой стойкости мембраны к высокому звуковому давлению (149 дБ), AT 4050 также можно использовать для барабанов (на некоторых студиях АТ 4050 используется для записи томов).

Audio-Technica AT 4047/SV
Audio-Technica AT 4047/SV Микрофон появился в продаже всего несколько месяцев назад. По сравнению с AT 4050 имеет капсюль еще большего размера и еще более открытый верх, но только кардиоидную диаграмму направленности. Есть обрезной фильтр нижних частот (частота среза 80 Гц, крутизна 12 дБ/октава), аттенюатор (10 дБ). Работает от фантомного питания. Прилагается эластичный подвес, чехол для переноски. Микрофон ориентирован в первую очередь на запись сольных инструментов и голоса.

Audio-Technica AT 4060
Ламповый микрофон, имеющий только кардиоидную диаграмму направленности. Появился в продаже чуть больше года назад, но, как заявляют некоторые известные гитаристы, уже ставший "классическим микрофоном для записи акустики". Хотя производитель позиционировал микрофон в первую очередь как вокальный. Прилагается блок питания (с адаптером для установки в рэк), подвес и защитный футляр.

Audio-Technica AT 4060

DPA 4003
Микрофон имеет круговую диаграмму направленности и питается (130 В) от собственного микрофонного усилителя. Высоковольтное питание позволяет улучшить разборчивость низов, а также расширить динамический диапазон, что принципиально для записи прежде всего академической музыки. В комплект поставки входит адаптер для стойки и ветрозащита.

DPA 4003

DPA 4003 не восприимчив к хлопкам и не создает эффекта близости, поэтому также рекомендуется для использования на близком расстоянии от источника звука - для записи сольного вокала, струнных и щипковых инструментов. Группа Rolling Stones использует данный микрофон для барабанов, в том числе и для бочки.

AKG Solid Tube
AKG Solid Tube Ламповый микрофон, продолжающий, по заявлению фирмы, традиции знаменитого C 12. Имеет только кардиоидную диаграмму направленности, обрезной фильтр нижних частот (частота среза 100 Гц, крутизна 12 дБ/октава), аттенюатор (-20 дБ) и настоящий ламповый звук от фирмы AKG. Кроме внешнего блока питания прилагается подвес, адаптер для установки на стойку, ветрозащита и футляр. Рекомендован домашним и малобюджетным студиям для самого широкого применения.

Мужской вокал
Как уже упоминалось ранее, в качестве источника мужского вокала я использовал самого себя. Собственно, первое, что я всегда пробую на всех микрофонах - это собственный вокал, ни в коей степени не претендующий на эталонный, но для меня в определенной степени являющийся таковым, ибо мне он знаком с детства. Исходя из того, как мой голос звучит на конкретном микрофоне, я довольно точно могу предположить, как на этом микрофоне зазвучат другие вокалы и инструменты.

Для разминки я решил начать с самого, как мне казалось, простого - со сравнения Neumann U 87 и Neumann U 87 Ai. Установив Neumann U 87 Ai на стойку, я надел наушники и издал в него первые звуки, ожидая услышать до боли знакомый тембр своего родного голоса. Но, к своему удивлению, я его не услышал. В наушниках жил своей, независимой жизнью некий мичуринский гибрид меня с Брайаном Эдамсом. Первое ощущение от первых звуков, изданных мною в U 87 Ai, еще в наушниках создалось такое, будто я пою слишком жестко и завышено по позиции, с подснятым грудным резонатором, и у меня прямо-таки трещит голос, что, как я мог убедиться, сняв наушники, было не так. Слыша в наушниках свой голос через U 87 Ai, я подсознательно начинал размазывать и размягчать тембр своего голоса, "везя" звук, пытаясь таким образом компенсировать непривычную жесткость тембра.

Когда я прослушал записанный материал (набор фраз из различных арий и современных песен) через мониторы, ощущение металла в голосе несколько поубавилось, голос звучал гораздо более естественно, хотя все равно очень жестко и в то же время сипловато. Забавно было наблюдать, как в течение двух минут мой голос из собранного и опертого растекся по плоскости. Очевидно, чтобы приспособиться петь в U 87 Ai адекватно, без излишнего заглубления и размазывания звука, мне нужна некоторая практика.

Но настоящий шок постиг меня, когда я проиграл подряд одни и те же фразы, записанные в U 87 и в U 87 Ai. Отличались микрофоны не просто оттенками, как я предполагал, но - характером звучания. На первый взгляд, U 87 в сравнении с современным собратом казался более глухим и менее ярким, с бубнящим низом. Но, несмотря на избыток у U 87 Ai высоких частот (по крайней мере, по субъективному ощущению), чувства открытости, легкости звука не возникало. Верха действительно было много, но он был подзажатый, узкий... возникало ощущение, схожее с тем, когда певец с непоставленным вокалом, пытаясь сделать плотным и одновременно ярким звук своего голоса, зажимается, садится на связки, на пределе все-таки выдавливая его из себя. Хотя U 87 Ai звучал абсолютно чисто, не рождая "грязных" гармоник, в целом звучание, на мой вкус, было тонким и резким, с недостаточной проработкой низов. В плотности звучания на моем вокале U 87 Ai не принципиально, но проигрывал U 87. Пространственная обработка выявила еще одну особенность U 87 Ai: даже при слабой реверберации звук приобретал легкий присвистывающий оттенок, в первую очередь - на звуке "с", который, в принципе, я пою без особого присвистывания (звук "с" может и тянуться, но при этом он не обязательно будет присвистывающим, следует различать "с" свистящий и просто "пролонгированный", "продолговатый во времени"). Смею предположить, что вокалистам, страдающим присвистыванием, эта особенность микрофона создаст серьезную проблему. Впрочем, если внимательно послушать многие фирменные записи, то можно услышать прямо-таки непотребный свист на "с", "т", "щ" и прочих каверзных звуках. Яркие примеры: записи Mariah Carey, George Michael альбом "Older", Robbie Williams композиция "No Regrets" (суперсвист!) и многие другие записи, которые сами по себе, если не вслушиваться в детали звучания каждого инструмента в отдельности, производят очень приятное впечатление. Если же вычленить из всей фонограммы только вокал, свист на нем начинает серьезно раздражать. Зато конкретное выделение в вокальной партии "песка" (или "вокального сипа", как его еще иначе называют), неизбежно вызывающее присвист звуков "с" и "т", позволяет увеличить читабельность и разборчивость вокальной партии, при том, что сохранение одинаковой наполненности во всем спектре частот только бы создавало грязь и мазню внутри насыщенной аранжировки, убивая разборчивость прочих партий, звучащих значительно тише солиста. Если необходим именно такой вокал, с "негрузящим" низом и подчеркнутым песком в голосе, лучше добиваться этого эффекта не только эквалайзерами, а получать почти готовый результат уже на выходе с микрофона, что позволит максимально сохранить естественность звучания голоса в конечной фонограмме. Для таких целей U 87 Ai действительно здорово подходит, хотя субъективной громкости (по сравнению с U 87) он, как я смог убедиться, не прибавляет. С этой целью я прописал небольшой кусок вокала в очень плотную аранжировку. Уровень я был вынужден поставить одинаковый на обоих микрофонах, а вот разборчивость текста на U 87 Ai была ощутимо лучше. Также, внутри аранжировки опять проявился подсвистывающе-подсипывающий характер звучания микрофона (даже без реверберации), хотя при сольном прослушивании этого слышно почти не было.

Испытание микрофонов на прочих диаграммах направленности принесло точно те же результаты, что и на кардиоиде. Разница между микрофонами осталась точно такой же, только, возможно, несколько усилилась на круговой диаграмме направленности. Вообще, все микрофоны в данном тестировании вели себя по сути одинаково на всех диаграммах направленности. То есть, звук, естественно, менялся при переключении диаграммы направленности, но - именно в том направлении, в каком ему и положено было меняться при этой операции. Разница между микрофонами оставалась практически одинаковой на всех диаграммах направленности, и посему описывать отдельно - как какой микрофон проявил себя на разных диаграммах направленности - я в дальнейшем буду только в тех случаях, когда это важно. По умолчанию рассматривается звучание микрофонов на кардиоиде - как наиболее употребимой при сольной записи вокала и инструментов.

Единственное общее, что я смог найти между U 87 и U 87 Ai на своем вокале - это "мужественность" их звучания, то есть то, что характер звучания у обоих микрофонов мужской. Но у этих двух "мужчин" также мало общего, как у Хоффмана и Депардье. У U 87 скорее больше общего найдется с Audio-Technica AT 4060 (имеющим, по моему ощущению, женский характер); но об этом - далее.

Касательно идентичности звучания на кардиоиде U 87 Ai и TLM 103, фирма Neumann действительно не соврала: микрофоны звучали очень похоже. Хотя, некоторая разница все же ощущалась: TLM 103 был еще суше, нежели U 87 Ai, и несколько сильнее подсвистывал и резал низы. Но разница, на мой взгляд, совершенно непринципиальная, ибо порой два экземпляра одной модели отличаются сильнее, нежели эти два микрофона. По крайней мере, можно совершенно четко сказать, что характер звучания у обоих микрофонов одинаков, разница даже не в окраске, но в тончайших нюансах, которыми в большинстве случаев можно смело пренебречь. Хотя, откровенно говоря, я ожидал услышать более значительную разницу - все-таки U 87 Ai имеет трансформатор, а у TLM 103 выход бестрансформаторный.

Словом, на моем вокале я ощутил легкую разницу в насыщенности, наполненности звука между U 87 Ai и TLM 103, в пользу первого. Но еще раз подчеркиваю - эта разница измеряется микронами, по крайней мере по сравнению с разницей между U 87 и U 87 Ai.

Следующим на очереди был ламповый Neumann M 149. Много слышав про этот микрофон, коробку, таящую в себе М 149, я открывал с чувством благоговения и трепетного восторга, не веря своему счастью - что секунды спустя буду держать собственными руками живую легенду, более того, не просто держать, но и петь в нее собственным голосом. Первое ощущение от живой легенды было странное: я еле удержал ее в руках. "Как тяжела эта легенда! Чем ее только кормили, что она так распухла, став похожей на Элвиса Пресли в последние годы жизни!" - воскликнул я. Еще сильнее М 149 напомнил мне раздобревшего отца рок-н-ролла, когда я начал устанавливать микрофон на стойку. Микрофон был настолько увесист, что стойка Quik Lok была согласна мириться с ним только при абсолютно вертикальном положении коромысла. Любая попытка выдвинуть микрофон вперед грозила падением всей конструкции. Поэтому сразу замечу, что когда вы соберетесь покупать себе М 149, прикупите заодно какую-нибудь глобальную микрофонную стойку: сэкономив пару сотен долларов на хорошей стойке, вы рискуете потерять четыре тысячи, отданные за микрофон.

Еще одна вещь, которая меня несколько удивила еще до включения М 149. Это - подчеркнуто невокальная сетка на микрофоне, имеющая огромные ячейки, в которые разве что палец не пролезет. На фотографии это не так заметно, но в жизни открытость и незащищенность капсюля при такой массивной конструкции производит несколько странное впечатление чисто с эстетической точки зрения. Все-таки привычнее на микрофонах, ориентированных на запись вокала, видеть многослойную плотную сетку, один вид которой гарантирует, что мембрана не будет заплевана.

Теперь о более важном - о звучании М 149, о том, как он зазвучал на мужском (моем) вокале. В сравнении с U 87, М 149 звучал значительно ярче, красочнее, особенно - в верхней части частотного диапазона, но в то же время и значительно более жестко, остро, особенно по верхам. Ожидавшейся ламповой теплоты, жирности звучания, когда звук прямо-таки обволакивает со всех сторон, мне услышать не удалось. По сравнению со всеми микрофонами, у М 149 на моем вокале звук был более агрессивный и значительно более плотный (пожалуй, М 149 и М 147 - вообще самые плотные микрофоны из всех, принимавших участие в данном тестировании.) Также возникало ощущение большей близости источника звука, нежели на U 87, хотя пел я во все микрофоны с одинакового расстояния. Вообще, при сравнении материала, записанного на М 149 и на все прочие микрофоны, возникало ощущение, что на М 149 все исполнители писались в другой акустической, с акустикой более яркой, но в то же время слегка отдающей металлом. Особенно четко этот эффект становился слышен, когда на материал накладывалась пространственная обработка: практически на любых алгоритмах реверберации создавалось впечатление, что часть стен (причем - бетонных) в комнате, где поет вокалист, обшита металлическими листами. К тому же казалось, что все это зачем-то пропустили через эквалайзер, с установками, обычно называемыми "радио" или, в более экстремальной форме, "телефон". Что "металл", что "радио", все эти странности не были криминальны и выслушивались не с первого раза и только в сравнении с другими микрофонами. Тем более, что, как я предполагаю, М 149 просто-напросто "вытащил", утрировал недостатки моей акустической. Или, вернее будет сказать, "прочел" и "переосмыслил" их по-своему, как и подобает поступать всем великим, одним из которых М 149, несомненно, является. Трудно предполагать, как поведет себя этот микрофон в иной небезгрешной акустике, но, во всяком случае, эту его особенность надо учитывать при записи материала, в противном случае есть вероятность на этапе сведения напороться на практическую несовместимость партии, записанной на М 149, с большинством алгоритмов пространственной обработки, подходящих с идеологической точки зрения.

Приятное впечатление произвел насыщенный, сфокусированный низ M 149, особенно - после знакомства с U 87 Ai. Бубнежа на М 149 не наблюдалось совсем, весь спектр частот был разборчив и хорошо читаем (в сравнении с М 149 можно говорить о бубнежке в нижней части спектра частот на U 87, хотя он, в сравнении со всеми остальными микрофонами, отображал низы честнее и читабельней всех).

Еще более приятное впечатление М 149 произвел на меня своим субъективным уровнем звука. В плотной насыщенной аранжировке без специально расчищенного пространства под вокал, М 149 в сравнении с U 87 позволял выставлять уровень звука на моем вокале ниже на 1,5-2 дБ! При этом казалось, что пою я так же громко, как на U 87, вот только текст оказывался гораздо более разборчив.

Поиграл я немного и с обрезными фильтрами. Фильтры как фильтры, ничего сверхъестественного, чего, собственно, ожидать от них и не следует, единственное - на моем вокале слишком высокий порог обрезания "рубил" частотку, на мой вкус, слишком резко... хотя так высоко никто мужской вокал и не "режет".

Достаточно долго выслушивал я разницу между М 149 и М 147. Некоторая разница явно присутствовала, но точно определить в чем она заключалась - достаточно сложно. Я ставил поочередно куски, записанные на один и другой микрофон куче народа, и они прослушивали материал вслепую. Поначалу все путали микрофоны, но через некоторое время особые "слухачи" в большинстве случаев начинали их различать. Хотя допускаю, что в значительной степени они могли отличать не столько окраску того или иного микрофона, сколько разницу спетого на одном и другом, ибо уж очень однохарактерны эти 149 и 147.

Тем не менее, хотя и с боязнью соврать, попробую все-таки сформулировать отличие М 147 от М 149. М 147 показался мне слегка, совсем слегка мягче (но не жирнее!) M 149, и, в то же время, более сухим и менее наполненным, но "слегка, совсем слегка". На M 147 при наложении реверберации слабее проявлялись "коробочный" и "радио" эффекты, и без того слабые у M 149. Допускаю, что разница, на самом деле, обусловлена разным выходным уровнем микрофонов (на M 147 он ниже на 15 дБ), в силу чего с М 147 на предусилителе Summit Audio я выставлял большую чувствительность, и, соответственно, Summit Audio имел возможность в большей степени проявить свои ламповые способности, сильнее смягчив звук. Микрофоны звучали настолько похоже, что, если бы не разница в уровнях, их можно было бы использовать в качестве стереопары. Какой-то узкочастотности М 147 по сравнению с М 149, о которой писалось в иностранной прессе, мне услышать так и не удалось.

По неизвестным причинам на своем вокале я пропустил Neumann TLM 193, о чем до сих пор жалею, так как, в отличие от U 87 Ai и TLM 103, он, по заявленным частотным характеристикам и отзывам звукоинженеров, очень правдиво передает низы. Так что, о том, как проявил себя мой вокал на TLM 193, мне сказать ровным счетом нечего. Каюсь.

Sennheiser MKH 80. Очень корректно, хотя и недостаточно ярко передавал тембр голоса. Плотность звучания была приблизительно такая же, как и у U 87, хотя MKH 80 звучал мягче и глубже, более бархатно. У MKH 80 присутствовала та самая "ламповая жирность" звучания, которая отсутствовала у М 149 и М 147. Во все микрофоны я пел приблизительно с одинакового расстояния, но на MKH 80 эффект подъема низких частот на кардиоиде был несколько больше, нежели на U 87, возникал конкретный бубнеж по низам. Шаг назад от микрофона или включение обрезного фильтра снимали эту проблему, причем, обрезной фильтр очень понравился мне своей незаметностью, нейтральностью по отношению к тембру голоса. Вообще, на MKH 80 металл из голоса пропадал совсем, но его читабельность все равно оставалась хорошей. Если на всех микрофонах Neumann мой голос звучал "зло", то на MKH 80 он звучал просто уверенно и значительно ближе (ближе даже, чем на М 149/147).

Пространственная обработка только подчеркивала эти положительные особенности MKH 80: голос оставался теплым и насыщенным, ни эффекта "радио", ни эффекта "коробочности" звука не было и в помине. И, если даже на U 87 при наложении реверберации создавалось ощущение "бетонных стен" ("туалетной акустики"), то на MKH 80 "выстраиваемая" вокруг вокалиста акустика была более дружелюбна по отношению к нему, реверберационный хвост был значительно более мягким и густым, и, при большем количестве низов на MKH 80, нежели на U 87, гудение не возникало даже на самых каверзных алгоритмах реверберации.

Как я уже говорил, на MKH 80 мой голос звучал, возможно, недостаточно ярко (особенно - после очень ярких M 149 и M 147). Встроенный в MKH 80 эквалайзер подъема верхних частот в районе 10 кГц на 3 или 6 (по желанию заказчика) дБ в определенной степени решал эту проблему. Причем собственный эквалайзер MKH 80 дал результат гораздо лучше, нежели ламповый параметрический эквалайзер Tube-Tech. Лучше в том плане, что прибавлял голосу легкости без ощущения того, что с ним (с голосом) что-то такое делали, при этом ощущение естественности оставалось даже при +6 дБ на 10 кГц, что для баритона, конечно, уже сверх меры. На Tube-Tech при аналогичной операции появлялись неестественные гармоники (что, в общем-то, объяснимо, ибо Tube-Tech - эквалайзер с характером, сильно красящий звук). Так что "вживленный" в MKH 80 собственный эквалайзер произвел на меня очень приятное впечатление своей корректностью обращения со звуком и музыкальностью. Прошу понять меня верно: я ни в коей степени не пытаюсь противопоставить "узкоцелевой" эквалайзер MKH 80 и просто-таки атомный эквалайзер Tube-Tech, который использует на вокале в числе прочих именитостей и Peter Gabriel.

Но, как мне кажется, на мой вокал MKH 80 подходит далеко не во всех случаях: он вытягивает из голоса бархат, которого у меня нет.

Audio-Technica AT 4047. Про "аудио-технические" микрофоны я слышал много как хорошего, так и плохого. Одни утверждали, что это - микрофоны ХХI века, несравнимые по натуральности звучания, другие обвиняли их в "резиновости" и "пластмассовости" звучания, а третьи говорили, что не хотят иметь дело с этими микрофонами из-за совковости названия: оно им напоминает колонки "Радиотехника" с усилителем "Одиссей".

По характеру звучания, АТ 4047 я бы отнес, скорее, к Neumann U 87 и Sennheiser MKH 80, нежели к современным микрофонам Neumann. Пожалуй, из всех тестируемых микрофонов в большинстве случаев я бы предпочел писать свой вокал именно в AT 4047 (или 4060 - см. далее). Во-первых, он очень корректно обрезает ту непродуктивную для вокала часть низа, которая присутствует на U 87 и внутри плотной аранжировки только мутнит картину. Отсутствие этого суперниза у АТ 4047 ни в коей степени не лишает вокал естественной наполненности; в противовес U 87 Ai, не "тоньшит" и не "мельчит" его. При этом верх у AT 4047 по-настоящему открытый, хотя, может быть, менее яркий, чем у M 149 и M 147, и даже у U 87 Ai. Но зато он не торчит, не свистит, не трещит и не звенит. При этом подчеркиваю, АТ 4047 - это не какой-нибудь ученический микрофон с выглаженным и высушенным звуком, АТ 4047 имеет свой собственный тембр и звук у него весьма наполненный.

Разборчивость на АТ 4047 была лучше, чем на U 87, по субъективной громкости они были приблизительно одинаковы, а вот наполненнее, плотнее, жирнее, мягче и воздушнее звучал Neumann U 87 (но не намного). Несколько огорчило и то, что нижние ноты на AT 4047 звучали слегка пластмассово... если не пластмассово, то просто не очень натурально, менее натурально, чем на U 87 или на MKH 80, более плоско, приплюснуто.

Металла, свиста, коробочности звука или эффекта радио ни в голом виде, ни при наложении реверберации на AT 4047 не наблюдалось. Наблюдался другой забавный эффект (правда, не знаю, плохо это или хорошо, и что вообще означает): на АТ 4047 реверберационный хвост на большинстве алгоритмов реверберации казался короче, чем на всех микрофонах Neumann, да и вообще казалось, что на AT 4047 эффекта наложено значительно меньше, чем на остальные микрофоны, и размеры самой акустики тоже меньше.

Микрофон Audio-Technica AT 4050, прямой предок AT 4047, звучал очень похоже на своего потомка, только менее открыто и более мелко. Менее наполнено, но более высушено. Эффект радио слегка, и то, только в отдельные моменты, присутствовал в звуке, но слабее, чем на M 149. На мой взгляд, на записи мужского вокала АТ 4050 может заменить Neumann U 87, если, конечно, того нет под рукой.

Ламповый микрофон Audio-Technica AT 4060. Здесь важно уточнить одну деталь. Этот микрофон я достаточно внимательно прослушивал еще до начала данного тестирования, когда взял себе на сравнение всего тройку заинтересовавших меня микрофонов (после чего и появилась идея провести более крупномасштабный сравнительный анализ микрофонов). Результатов этого первого сравнения микрофонов не осталось, так как, как только я для себя все определил и сделал выводы, то стер все эти файлы, дабы они не захламляли диск. К сожалению, на данное тестирование АТ 4060 мне уже не удалось заполучить. Так что рассказывать про свои впечатления от АТ 4060 я буду, опираясь на свои предшествовавшие исследования, в ходе которых АТ 4060 сравнивался только с U 87. Благо, сравнивался он на тех же источниках звука и тех же исполнителях, только в качестве микрофонного предусилителя я использовал не Summit Audio, а встроенные предусилители преобразователя Apogee AD 1000. Вокал я прописывал одновременно на оба микрофона с расстояния около метра. Сравнение это происходило недавно, поэтому свои впечатления я помню очень хорошо.

После того, как я прописал себя в оба микрофона (в АТ 4060 и Neumann U 87) и прослушал что получилось, то растерялся: из двух треков я не мог распознать тот, что был прописан в мой родной Neumann. Понять, кто из них кто, я смог только посмотрев кто в какой канал был воткнут, - настолько много общего было между этими микрофонами, несмотря на то, что один - ламповый, а другой - транзисторный. В целом, AT 4060 был ярче U 87, особенно в верхней части частотного диапазона, но сильно радовало то, что эта ламповая яркость не звенела, не трещала и не делала звук жестче. AT 4060 имел густой теплый звук, к тому же - очень, очень открытый. Верх у AT 4060 действительно был открытым и легким, а не просто звонким и ярким. Как раз звона, заглушающего собой тембр голоса, на AT 4060 не было.

Теперь о плотности. Пытаясь понять, кто плотнее - AT 4060 или U 87, я тоже сильно растерялся: мне все время казалось то так, то ровно наоборот. Причем каждый раз разница в плотности мне казалась очевидной. Некоторое время спустя мне удалось разобраться с этой загадкой. Оказалось, что в верхней части диапазона моего голоса плотнее звучал АТ 4060, в середине оба микрофона имели приблизительно одинаковую плотность, а вот внизу, причем совсем внизу - ноты большой октавы, - АТ 4060 по плотности проигрывал U 87. Ко всему прочему на U 87 эти ноты казались и более "опертыми", более уверенными.

В тот момент я прописывал одну композицию, в которой в равной степени присутствовали как ноты самые высокие, так и самые нижние. С одной стороны, очень подмывало прописать все в АТ 4060 и однозначно выиграть в звучании верхних нот, с другой стороны не хотелось "мазать" и ноты нижние, которые вовсе не являлись проходными. В итоге, в достаточной степени забавы ради, я провел следующий эксперимент: прописал вокал сразу на два микрофона: U 87 и AT 4060. После чего в компьютере сделал кроссфейд этих двух треков в местах перехода с верхних нот на нижние: верх и середина подзвучивались AT 4060, а на низ я плавно переходил на U 87, причем переходил полностью, а не подмешивая в сигнал AT 4060 сигнал U 87. Откровенно говоря, я ожидал получить бяку редкостную, но, начав слушать результат всех этих кроссфейдов, уподобился героям Гоголя в последней сцене "Ревизора": ни одного перехода слышно не было! Все звучало как на одном микрофоне! Даю на отсечение любую часть своего тела - что, прослушав результат несколько десятков раз, я не смог ни за что зацепиться. Не нашли к чему придраться и кларнетист с виолончелистом, пришедшие ко мне записываться на следующий день - они попали под горячую руку и в течение часа я их доставал прослушиванием этого трека. Позднее я пробовал экспериментировать с другими микрофонами подобным образом, но столь же естественного перехода с одного микрофона на другой мне так и не удалось добиться - во всех случаях этот переход четко читался, партия по звуку разваливалась на куски.

Попробовал я и другой, более стандартный вариант микширования микрофонов на этой вокальной партии. На U 87 я обрезал все, начиная с середины и выше, а на AT 4060 - наоборот, после чего смешивал сигналы в самых разных пропорциях. Не помогли ни эксперименты с разными точками деления частот между микрофонами, ни игра с крутизной среза: все звучало криво, неоднородно. В итоговом миксе я оставил тот вариант вокальной партии, который получился с первого раза.

DPA 4003. К сожалению, в компании ISPA не нашлось какого-либо микрофона DPA серии 4000 с кардиоидной характеристикой направленности. А DPA 4003 имеет только круговую диаграмму направленности и поэтому все, прописываемое на него, сравнивалось с материалами, прописанными на прочие микрофоны также на круговой диаграмме направленности (естественно, в тех случаях, когда микрофоны имели таковую).

В DPA 4003 мой голос звучал более мелко, чем, скажем, в U 87, но очень естественно. Из всех микрофонов DPA звучал наиболее свободно, незажато, хотя на мой вокал явно не хватало "опертости" звучания, большей плотности и просто большего низа. Мой голос звучал слишком тонко и даже неуверенно, хотя, прослушав его звучание на других микрофонах после DPA, мне показалось, что на всех остальных он звучал как-то душно, сперто, словно голос с трудом прорывался через завесу, преграждавшую ему путь к мембране микрофона (подчеркиваю - такое ощущение у меня появилось после многократного прослушивания себя на DPA, на котором, как мне стало казаться, звук получался свободный, невымученный). На DPA в голосе присутствовало здоровое подсипывание и потрескивание, но по читаемости и субъективной громкости DPA не превосходил U 87. Слегка "тащился" (хотя и не присвистывал) звук "с". При длинной реверберации этот эффект, конечно, не производил особо приятного впечатления, хотя, что важно, свиста высших гармоник звука "с" не наблюдалось.

AKG Solid Tube. Откровенно говоря, с первого момента меня несколько напряг "спортивный" дизайн микрофона. Нарочито грубый и непропорциональный корпус, точно из фанеры выпиленный, видимо должен намекать покупателю, что создатели микрофона просто сэкономили деньги на дизайне, вбухав все свое мастерство и талант в его внутренности, которые заставят вас запеть как Паваротти.

Однако, запев в Solid Tube, ни Паваротти, ни его друзей, ни самого себя мне услышать не удалось. Проблема была вовсе не в том, что микрофон не заработал, напротив, в маленьком окошечке на корпусе микрофона призывно светилась красным лампа и микрофон явно передавал поступавшую на него информацию на предусилитель - там вовсю прыгал стрелочный индикатор, - более того, в ушах я слышал кого-то, кто пел ровно то же самое, что и я, очень похоже по интонации и промахиваясь мимо нот в тех же местах, где и я. Но вот по звуку этот кто-то сильно отличался от меня. У него был узкий, обрезанный со всех сторон, задавленный звук, тонкий, как сгоревшая спичка, и жухлый, как осенний лист.

Ни об открытости, ни о яркости, ни о жирности звучания моего вокала на Solid Tube говорить не приходится: все было очень квело и с явным резиново-пластмассовым оттенком. Очень замутнено и просто грязно. Сплошное недоразумение. Я было попытался напялить на Solid Tube немереного размера желтый ветрозащитный колпак, но звук настолько резко пожух, что ветрозащиту я тут же снял. Хотя, в общем-то, несколько минут спустя я снял со стойки и сам микрофон, поскольку с ним все стало ясно, и хотелось побольше поэкспериментировать с другими микрофонами.

Женский вокал
По сути, на обоих женских вокалах все микрофоны вели себя похоже, поэтому я предпочел в целях экономии журнального пространства и читательского внимания разбирать проявления характеров тестируемых микрофонов на женском вокале вообще, опираясь на частные их проявления на вокалах двух привлеченных к испытаниям певиц. Также я не буду подробно рассматривать те особенности микрофонов, которые проявились на женском вокале в той же степени, что и на моем, и были подробно описаны в разделе "Мужской вокал".

Neumann U 87 Ai. На женском вокале разница между U 87 и U 87 Ai не так бросалась в уши, как на мужском. Звук U 87 был погуще и пообъемней, U 87 Ai жестчил звук и слегка подсипывал (но - гораздо слабее, чем на мужском вокале). По плотности они были практически одинаковы, U 87, наверное, чуть-чуть поплотнее. В целом, оба достоверно передавали тембр голоса без каких-либо криминалов, хотя, на мой вкус, звук на обоих был слишком "узким" и острым, в нем явно было недостаточно "мяса" и объема. Ощущения "заткнутости" не возникало, но ощущение того, что звучал как бы не весь голос, а его часть, было достаточно сильное.

Наложение пространственной обработки картины почти не меняло, разве что обострялся жесткий призвук по верху у U 87 Ai. Тем не менее, на женском вокале U 87 Ai звучит весьма убедительно и по характеру звучания его даже можно перепутать с предком - U 87 без всяких букв.

Разница между U 87 Ai и TLM 103, по сути, осталась той же, что и на моем вокале - ее практически не было, может быть TLM 103 чуть-чуть посуше. Также возникло ощущение, что на TLM 103 кардиоида чуть-чуть поуже, чем на обоих U 87, в силу чего звук, возможно, и кажется более сухим, нежели на U 87 Ai (и, особенно, на U 87).

На Neumann М 149 женщины явно приблизились к слушателю. Звук, по сравнению с обоими U 87, стал ближе, значительно ярче и плотнее, но одновременно и закрытее. На обоих вокалах возникало ощущение некоей задавленности и обрезанности звука. Здесь уже возникало ощущение, что звук идет не из радио, находящегося в очень маленькой комнате (как на моем вокале), но из то ли граммофона, то ли мегафона, помещенного в металлический спичечный коробок. Но, важный нюанс, "задавленность" M 149 - это не синоним "блеклости", "замазанности", "жухлости". Как раз наоборот - звук у M 149 очень наглый и прет как из брандспойта, так что уши закладывает. Но при этом отсутствует воздух, открытость, легкость; звук душный, спертый. После него любой из U 87 звучит как глоток свежего воздуха (а MKH 80 - как глоток ночного коктебельского воздуха, с запахом моря, южных растений и степной травы... но об этом - чуть дальше).

Еще одна особенность М 149, проявляющаяся в первую очередь на женском вокале. Тембр голоса на громких звуках серьезно отличается от тембра на тихих звуках. Очевидно, особенно активное ламповое насыщение происходит на пиках - звук становится особенно резким, даже режущим. На женском академическом вокале он начинает звенеть металлическим звоном (особенно - при наложении пространственной обработки), и этим звоном перекрывается собственно тембр голоса, даже если делаешь тише звук в мониторах. Эффект очень схожий с тем, когда музыка играет слишком громко - в ушах стоит сплошной звон, дребезжание, за которым теряется реальная краска звучания. Здесь, подчеркиваю, этот эффект наблюдался на пиках вокала при любой громкости мониторов и наушников. Некоторым, кто прослушивал записанные на М 149 образцы, подобный "драйв" на пиках очень даже нравился, они отмечали, что, в противовес другим микрофонам, М 149 способен сделать "злой" любую кульминацию, даже размазано спетую. Но на академке этот эффект явно неуместен, ибо, в особенности с женским вокалом, М 149 - микрофон не просто красочный, но "эффектный" или даже "спецэффектный", а вышеописанный эффект вряд ли может быть уместен при записи академического вокала. При записи неакадемического женского вокала полезно иметь в виду свойство M 149 скрадывать сипотцу или недостаточную собранность женского голоса, придавать ему драйв и делать тембр более "прямым", выделяя из голоса только одну какую-то краску и оттеняя все остальные. На бесцветном голосе М 149 может оказаться просто спасительным.

При тестировании я не пробовал прописывать женский вокал в какую-либо аранжировку с целью сравнить - какой микрофон как прорезает общую массу инструментов, - но по субъективному уровню M 149 был явно громче любого из U 87, и значительно; хотя и менее читабельным (особенно это было заметно на богатом обертонами вокале Ирины).

Между М 149 и М 147 на женском вокале какой-либо разницы, имеющей практическое значение, замечено не было.

Neumann TLM 193. В вокале Екатерины сип читался гораздо слабее, чем на обоих U 87, и в целом звук был более мягким, округлым. Но на обоих женских вокалах казался излишне размягченным, разваленным. Звуку не хватало собранности, сфокусированности. Голоса обеих певиц с TLM 193 напоминали умирающих лебедей, исполняющих свою последнюю песнь на радость ехидным коршунам. Особой жирности или бархатности звучания на TLM 193 я не нашел, отличительной особенностью этого микрофона можно считать то, что он сильно замазывает "песок" в голосе, значительно ухудшая тем самым его читабельность. Могу предположить, что в тесной аранжировке вокал, прописанный в TLM 193, утопнет, и о нем никто даже и не вспомнит. Наверное, в TLM 193 неплохо в отдельных случаях прописывать бэки, которые в таком случае не торчали бы из общей массы инструментов, тактично укладываясь в аранжировке где-то на третьем плане, держась на расстоянии от основного солирующего голоса, не "замазывая" и не перекрикивая его. Во многих зарубежных студиях в качестве микрофона на партиях заднего плана используют старый AKG C 12, также обладающий особенностью игнорировать песок в голосе, но при этом, в отличие от TLM 193, звучащий очень наполненно и плотно.

Sennheiser MKH 80. Оба женских вокала звучали на этом микрофоне лучше всего. Во-первых, очень естественно и свободно. Во-вторых, звук был объемный и очень плотный, но при этом не жесткий и уж тем более - не острый (камень в огород M 149 и обоих U 87). По плотности MKH 80 не уступал M 149, по читабельности и открытости звука превосходил оба U 87. При этом звук не зашкаливал даже на пиках, не теряя своей воздушности и прозрачности (звук М 149 прозрачным назвать сложно, хотя он, как уже не раз говорилось, и очень плотный). Субъективный уровень звука был выше, чем на обоих U 87, но ниже, чем на M 149. Странное, вообще, дело: MKH 80 имеет маленькую мембрану, но, в противовес большинству микрофонов с большой мембраной, обладает значительно более жирным сочным звуком, густым, как варенье.

Audio-Technica AT 4047. Весьма корректно передает тембр женского вокала. По характеру звучания очень близок к U 87, хотя в сравнении с ним, AT 4047 незначительно, но все же звучит менее свободно и открыто. Присутствует легкий элемент придавленности (или, точнее будет выразиться, "подкомпрессированности") звука, но гораздо слабее, чем на M 149. Хотя эти детали выслушать можно только со сто первого раза, и они совершенно непринципиальны. В случае выбора для женского вокала между U 87 и AT 4047, можно ни в коей степени не заморачиваться и с чистой совестью ставить любой из них или просто кинуть жребий. Возможно, на AT 4047 женский вокал будет звучать чуть-чуть пожестче, а на U 87 будет чуть-чуть больше воздуха. При наложении реверберации, так же, как и на мужском вокале, возникало ощущение, что на AT 4047 ее положено меньше, чем на все другие микрофоны.

АТ 4050 звучал очень похоже на AT 4047, только несколько насуплено, зажато. В сравнении с AT 4047 или обоими U 87 можно говорить о некоторой неестественности тембра женского голоса, о некоторой (но только некоторой!) резиновости или пластмассовости в звуке, возможно - подгнусавливании. Но все эти неестественности в сравнение не идут с теми метаморфозами, что претерпевает естественный тембр голоса на Neumann М 149/147. Также, на AT 4050 к сипу в голосе примешивается некоторое потрескивание или, вернее будет сказать, сип приобретает потрескивающий характер. Читабельность на AT 4050 несколько хуже, чем на AT 4047, по плотности на женском вокале AT 4050, AT 4047 и U 87 принципиальной разницы не имеют.

АТ 4060. На женском вокале однозначно предпочтительнее, чем Neumann U 87, хотя по характеру звучания и очень на него похож. Верх мягче и более открытый, в целом женский голос становится ярче, богаче, без какой-либо неприятной жесткости или искажений тембра.

DPA 4003. Явно помельчал звук, особенно на полноценно оперном вокале Ирины. По первому прослушиванию это "помельчание" сильно ломает. Хотя спустя некоторое время начинаешь проникаться этой чистотой и стерилизованностью звука, и звучание прочих микрофонов кажется излишне брутальным, грубым и грязным. DPA 4003 весьма жесток, но это - не режущая ухо металлическая жесткость. Звук у DPA 4003 на женском вокале значительно тоньше, чем у всех вышеописанных микрофонов, и по плотности, наверное, уступает любому из них. Читабельность на микрофоне получается очень хорошая, лучше, чем на обоих U 87.

AKG Solid Tube. Ощущения еще хуже, чем на мужском вокале. Задавленный, мутный, бескрасочный, пластмассовый, обглоданный со всех сторон звук. Этим все сказано. Я считаю, что на женском вокале (равно, как на любом другом человеческом) использовать противопоказано.

Кларнет
Все микрофоны тестировались на кларнете в двух позициях. Позиция первая: кларнетист стоит, микрофон висит. Висит над полом, на расстоянии приблизительно полуметра от раструба кларнета, непосредственно в который микрофон и смотрит (некоторые микрофоны я также пробовал в непосредственной близости от раструба: порядка десяти сантиметров). Позиция вторая: кларнетист сидит, микрофон - сверху. Микрофон смотрит как бы в центр, в середину "тела" кларнета, несколько сверху, с расстояния метр-полтора. В каждой из позиций кларнет звучал, естественно, по-своему, но разница между микрофонами по сути оставалась одна и та же. Так что рассматривать различия микрофонов в каждой из позиций я не буду, опираясь в первую очередь на анализ материалов, полученных в первой позиции.

На Neumann U 87 звук был глубокий, сочный, без писка и сипотцы. Достаточно жесткий, в аранжировке прорезал общую массу инструментов. Сип присутствовал в разумных количествах и как бы сливался с основным тоном, то есть был естественной составляющей тембра инструмента. На Neumann U 87 Ai сип приобрел несколько зудящий оттенок и находился немного в стороне от собственно тембра кларнета, создавалось впечатление, что его отдельно наложили сверху партии кларнета. На отдельных нотах кларнет или попискивал, или поскрипывал. "В жизни" у кларнета этого скрипучего призвука не наблюдалось. На U 87 Ai кларнет звучал столь же уверенно, как и на U 87, хотя значительно острее и резче. Наложение пространственной обработки все эти особенности U 87 Ai не просто преумножило, но возвело в какую-нибудь пятую или шестую степень: если на U 87 кларнет звучал наполнено и однородно, без режущих ухо призвуков, то на U 87 Ai тембр распадался на отдельные составляющие и от звука к звуку неприятные призвуки, присвисты и "прискрипы" менялись.

Neumann TLM 103 результатов, особо отличных от полученных мною на U 87 Ai, не дал, поэтому останавливаться на нем я не буду.

Neumann M 149. Вообще - спасайся кто может. Кларнет звучит как бы громче, чем на U 87, но лучше бы он вообще этого не делал. Сип порой просто перекрывает основной тон (поначалу, мы с кларнетистом грешным делом подумали, что что-то не так с тростью, но, перепробовав с десяток тростей, поняли, что дело, на самом деле, только в микрофоне). Звук очень неоднородный, весь состоящий из противоречий. Порой казалось, что это ребенок учится играть на пластмассовой дудочке. Размазанная атака, въезд в ноты с дикого сипа-скрипа, от которого все, кто слышал эту запись, передергивали плечами, да и сами ноты - визжаще-скрипящи и пластмассовы, периодически ко всему этому примешивается конкретный зуд. На М 149 мы прописали больше всего материала, с целью убедиться, что это не кларнетист в том или ином месте так слажал, а именно микрофон, я специально во время записи стоял рядом с кларнетистом и выслушивал критические ноты - все было сыграно чисто и ровно по звуку, но, когда я прослушивал это в мониторах, критические ноты зачастую оказывались вообще "неподзвученными". По плотности на кларнете М 149 проигрывал обоим U 87, хотя это замечание, по сути, уже и не актуально, так как записывать кларнет с М 149 я бы запретил даже на войне. Попробовал было наложить на это безобразие реверберацию, но тут же отключил. На М 147 эффект был точно таким же, как и на М 149, по крайней мере, кларнет на нем звучал столь же плохо.

Neumann TLM 193. Говорят, на TLM 193 кларнет записывают достаточно часто и с большим успехом. Возможно, но уж точно не в сухой акустике и, скорее всего, - с достаточного расстояния. То, что получилось в моей акустической, на меня не произвело должного впечатления. TLM 193 был, конечно, более гуманен по отношению к кларнету, нежели M 149, но относился к нему с явным предубеждением. Звук был достаточно ровный, не дерганный, но не сфокусированный и со смазанной атакой. Одновременно присутствовало и гудение, и попискивание с несколько гнусавым оттенком. Сип почти не читался, он был как бы замазан гудением. Очевидно, в силу этого и читабельность на TLM 193 была значительно хуже, чем на обоих U 87.

В целом - размазанный несобранный звук кларнета. Хотя в отдельных ситуациях, наверное, такой может и понадобиться. Что касается меня, то я люблю более четко "тембрально сформулированный" звук. На мой взгляд, даже U 87 Ai передает тембр кларнета более достоверно, нежели TLM 193.

Sennheiser MKH 80. В большинстве случаев я бы предпочел писать кларнет именно в этот микрофон. Жирный плотный сфокусированный звук, жесткая атака, но при этом сам звук не жесткий и не острый, скорее мягкий, кантиленный. Ни одного режущего ухо скрипа, писка или гудения, отличная читабельность. Сип присутствует ровно столько, сколько и в жизни на таком же расстоянии, при этом он не торчит поперек собственно тембра кларнета. В сравнении с U 87, у MKH 80 звук значительно плотнее и гуще, более опертый (зато кларнет на U 87 - более "прорезабельный" в силу более "хамского" резкого тембра).

Audio-Technica AT 4047, AT 4050. На обоих микрофонах по сравнению с U 87 присутствовал элемент легкой гнусавости, и воздуха в них наблюдалось поменьше. Зато из тембра практически пропало поскрипывание и посипывание, присутствовавшее даже на U 87. На AT 4050 кларнет звучал несколько тусклее и менее четко, нежели на AT 4047. Хотя, при наложении пространственной обработки первое впечатление было такое, что на AT 4050 звук более мягкий, округлый и гнусавости в нем поменьше. Но пару прослушиваний спустя становилось очевидно, что это вовсе не округлость, но, скорее, наоборот - приплюснутость звука, и меньшее пригнусавливание кларнета происходит за счет обесцвечивания его естественного тембра.

Но в целом оба микрофона звучали очень похоже на U 87 (значительно более похоже, нежели U 87 Ai или любой другой микрофон). На обоих микрофонах была активная несмазанная атака и звук был цельный, не распадающийся.

Audio-Technica AT 4060. Напомню, что АТ 4060 я опробовал несколько раньше данного тестирования. Насколько помню, мы с кларнетистом долго пытались выслушать разницу между U 87 и AT 4060, решив в итоге, что принципиальной разницы между этими микрофонами нет. В аранжировку мы прописали партию кларнета сразу на оба микрофона, чтобы потом выбрать - какой из них будет органичней звучать. Но в аранжировке и U 87 и AT 4060 повели себя абсолютно идентично, и, если при сольном прослушивании треков можно было говорить о более открытом звучании AT 4060, то внутри вещи все и без того минимальные различия микрофонов сводились к нулю, выслушать их было просто невозможно, как бы громко не выводилась партия кларнета относительно остальной аранжировки.

DPA 4003. Очень здорово передавал верхние ноты кларнета на средней громкости - вообще без пищащего призвука, очень открыто и свободно, без сипа и с более твердой атакой, даже лучше, чем MKH 80. Но! На этом прелести DPA 4003 в отношении кларнета заканчивались: чуть кларнетист, в том же диапазоне, где на средней громкости 4003 звучал просто здорово, начинал играть с большим драйвом, более агрессивно и жестко по тембру (или просто более громко), DPA 4003 начинал выделывать с тембром кларнета нечто несусветное. Откуда-то вылезала гнусавость вкупе с гадким писком. При этом, если кларнет на любой громкости спускался ниже определенной ноты, в тембре появлялось какое-то высокочастотное зудение; да и просто обрезанность по нижним частотам. За исключением отдельных нот, любая партия резала уши. Справедливости ради стоит отметить, что сипа не было вообще и читабельность партии получалась отличная, равно как и прорезабельность самой плотной аранжировки.

Я было попытался использовать заманчивую легкость отдельных нот кларнета на DPA 4003 и прописал мягкую душевную партию одновременно на MKH 80 и DPA 4003, попытавшись впоследствии смикшировать их по принципу, использованному при записи моего вокала на Neumann U 87 и Audio-Technica AT 4060 (кто забыл - смотрите раньше). Но успеха это предприятие мне не принесло: звук разваливался непотребным образом. О попытках банальным образом подмешивать весь сигнал с DPA 4003 в сигнал с MKH 80 речи идти не могло, ибо, кроме грязи на средних и тем более нижних нотах, 4003 в партию кларнета ничего бы не привнес.

AKG Solid Tube. Не кларнет, а умирающее водоплавающее, науке доселе неизвестное - помесь гуся с колибри. Тоооненький такой звучок, как из погреба доносящийся, словно кларнету на шею фашист наступил. Тоооненько так, периодически на сип срываясь, а периодически - и на визг. Словом, кларнета кривее я на свете не слышал.

Виолончель
Также, как и на кларнете, на виолончели микрофоны тестировались в двух позициях. В обеих позициях виолончелист, естественно, сидел. При первой позиции микрофон смотрел в одну из эф на деке виолончели несколько снизу, с расстояния сантиметров тридцати. При второй позиции микрофон смотрел на виолончель несколько сверху, с расстояния метр-полтора от деки. Как и на кларнете, относительно друг друга микрофоны в обеих позициях вели себя одинаково. Поэтому отдельно останавливаться на том, как проявляли себя микрофоны в той или иной позиции, я не вижу смысла: микрофон, который хорошо звучал вплотную к виолончели, не хуже звучал и на расстоянии от нее, тот же микрофон, что был нехорош в первой позиции, столь же убог был и во всех остальных. При анализе взаимоотношений микрофонов с виолончелью, я в первую очередь опирался на материалы, прописанные в непосредственной близости от деки виолончели, то есть в первой позиции.

На Neumann U 87 виолончель получилась глубокой и очень наполненной. Смычковый шум присутствовал в разумных пределах и не пытался соперничать с собственно виолончельным тембром. Басы были объемные и совсем без гудения, с четко читабельным тембром. Очень радовало, что при всей жирности звучания виолончель оставалась очень конкретной, четкой.

Neumann U 87 Ai своим отношением к виолончели меня сильно огорчил: смычковый шум во всем диапазоне пытался солировать наравне с основным тоном, придавая тембру неприятный трескучий оттенок. Помимо всего, этот шум как-то противоречил собственно тембру инструмента, категорически отказываясь слиться с ним. Звук был плоский, мелкий, неоднородный. Басы уподоблялись трактору, верха напоминали бензопилу. Середина навевала воспоминания о посещении зубного врача. Читабельность была плохая, атака - смазанная, вхождение в звуки сопровождалось конкретным акцентированием смычкового присвиста. Сквозь все это безобразие, конечно, угадывалась былая красота виолончельного звучания, но точно так же, как в иссохшем лице древней старухи вы вдруг узнаете мисс Playboy 1850.

В TLM 103 виолончелист издал несколько звуков, но мы даже не стали это прописывать, ибо сразу уже была понятна абсолютная некондиционность такого звучания. Распознаванием мельчайших отличий в мерзостности звучания U 87 Ai и TLM 103 я позволил себе не заниматься. Надеюсь, читатель меня за это простит.

Neumann M 149 и M 147 (рассматриваю микрофоны вместе, так как на виолончели они проявили себя одинаково). Уверенный плотный звук, гораздо плотнее, чем на U 87. При прослушивании в наушниках даже на средней громкости почему-то закладывает уши. Смычковый треск (на басах) и шум (в середине и верхах) был значительно слабее, чем на U 87, но и слабее, чем в жизни. В целом ощущалась "замазанность" тембра, хотя при этом читабельность виолончели в целом оставалась хорошей. В отдельных случаях басы начинали конкретно подгуживать и даже гудеть. Элемент коробочности звучания и эффект радио, свойственный этим микрофонам, присутствовал в полной мере. На отдельных верхних и средних нотах возникал легкий эффект транзисторного перегруза. При наложении пространственной обработки U 87 звучал, можно сказать, сипло рядом с М 149 и М 147, но зато более натурально. В принципе, M 149 и M 147 в определенных случаях очень даже могут прийтись ко двору при записи струнных, особенно, если их надо сделать злыми, как Змей-Горыныч.

Neumann TLM 193. Густой низ (хотя нельзя сказать, что совсем и всегда без гудения), звук более кантиленный, тягучий, нежели у U 87. При этом звук и более размазанный, и читабельность на нем виолончели несколько похуже. В середине диапазона виолончели усиливается смычковый шум. В целом, несколько неровное звучание виолончели, но не доходящее в своей неровности до криминала, так что порой такой вязкий, тягучий звук может и пригодиться.

Sennheiser MKH 80. Более густые cочные басы, чем на U 87. Виолончель получается более мягкая, хотя и не менее плотная. Читабельность похуже, чем на U 87. Очень хорошо уживается с пространственной обработкой. Вообще, виолончель на этом микрофоне звучит так же удачно, как и на U 87, только жирнее.

Audio-Technica AT 4047, AT 4050. На обоих микрофонах виолончель получается менее объемная и густая, чем на U 87. Присутствует некоторая резиновость (пластмассовость) в тембре, похожая на эффект не очень качественной оцифровки. В принципе, виолончель звучит очень ровно и уверенно, особенно на AT 4047, на котором особенно плотными и читабельными получаются басы, хотя и они звучат несколько пластмассово. Оба микрофона по сути правильно передают тембр виолончели, только слегка лишая его естественности (хотя в большей степени это касается АТ 4050, на котором, помимо смазывания басов, есть и еще один серьезный недостаток: смычковый шум приобретает металлический оттенок).

Audio-Technica AT 4060. Проигрывал U 87 по басам: на AT 4060 слишком сильным получался треск струн и недостаточно глубоким основной тон. Начиная с середины диапазона виолончели и выше, вплоть до ее предела, АТ 4060 был, по сути, идентичен U 87.

DPA 4003. Виолончель звучала обрезано по низам и грязно, с сильным смычковым шумом. Все звучало нарочито жестко, хотя и похоже на правду. Вернее, на ее часть. Басы в отдельных случаях давали гудение, верха резали ухо. Отдельные ноты выдавали странный акустический эффект, описать который почти невозможно, но в силу этого странного эффекта эти ноты совсем выпадали из общей линии звучания, точно были сыграны на другом инструменте и потом, с непонятной целью, были вклеены в партию этой виолончели. При прослушивании партии виолончели, прописанной в DPA 4003, рука прямо сама тянулась к ручкам эквалайзера на пульте - хотелось проверить, не выкручено ли там что-то.

AKG Solid Tube. К моему превеликому удивлению, виолончель на Solid Tube звучала более потребно, чем на DPA 4003. По крайней мере, более ровно. Виолончель, вообще, - единственное, что как-то зазвучало на этом микрофоне, хотя тоже со своими проблемами. Звук был весьма тусклый, размазанный, не очень плотный. Относительно нормальная читабельность звука была в середине диапазона виолончели, чуть вниз или чуть вверх - мазня усиливалась с каждым полутоном в геометрической прогрессии. Басы по-хамски гудели. В целом, картинка на Solid Tube была как через грязное стекло автомобиля, мчащегося со скоростью 150 км в час.

Взаимоотношения микрофонов с эквалайзерами
Как правило, при оценке микрофонов говорят только об их звучании, абсолютно забывая и еще один немаловажный фактор оценки того или иного микрофона: его взаимоотношения с эквалайзерами. Дело в том, что в значительной степени качество микрофона и его универсальность определяет то, насколько безболезненно пришедший с него сигнал можно кромсать эквалайзерами. Нередко встречаются микрофоны, звучащие весьма достойно и реалистично сами по себе, но лишь пока не тронешь их эквалайзером. И вот тогда начинается светопреставление!

Возможность обрабатывать микрофон эквалайзером не связана с линейностью или нелинейностью частотки микрофона, тем более, что, как уже писалось выше, объективная частотка микрофона - вещь весьма условная и мало что говорящая о том, как он звучит. Считается, что особенно плохо уживаются с эквалайзерами микрофоны ламповые, закладывающие в сигнал кучу специфических гармоник, разбросанных по всему частотному спектру. Когда начинаешь приподнимать какую-то конкретную область частот, ты одновременно "вздергиваешь" и гармоники какого-нибудь тона, отстоящего за тысячи герц от обрабатываемой частоты, в итоге уродуя, например, самые басы или даже отдельную ноту. У меня была именно такая история с одним ламповым микрофоном, когда после подчеркивания в вокале "песка" все было нормально, кроме одной ноты, которая начала дребезжать.

Отдельные производители специально выпускают микрофоны, относящиеся нейтрально к эквалайзерам. Например, Korby Audio в описании своего лампового микрофона особенно акцентирует его миролюбивый настрой по отношению к эквалайзерам в сочетании с полноценным ламповым звучанием, имитирующем старые ламповые микрофоны, типа Neumann U 47, M 49 и прочих. И, надо сказать, многие звукоинженеры в самых лучших студиях предпочитают прописывать сольные инструменты в этот микрофон, нежели, скажем, в Neumann U 47 (сам по себе звучащий много круче), чтобы потом, на сведении, иметь полную свободу действий без страха напороться на гудение какой-нибудь отдельно взятой ноты при попытке повысить читабельность партии.

Из тестировавшихся микрофонов наиболее дружелюбными к эквалайзерам оказались Neumann U 87 и Sennheiser MKH 80, далее, с небольшим отрывом, шли все три микрофона Audio-Technica (особенно - AT 4047 и AT 4060), после чего, уже со значительным отрывом, шли Neumann U 87 Ai и DPA 4003. Не очень захотел дружить с эквалайзерами Neumann TLM 193, заявляемый производителем как абсолютно линейный.

О ламповых Neumann М 149 и М 147 стоит сказать отдельно. Эти микрофоны, особенно в сочетании с каким-нибудь красочным ламповым эквалайзером, могут дать впечатляющие эффекты, в первую очередь на голосе. Эффекты, которых не добиться никакими компьютерными примочками. То есть, даже незначительная эквализация на этих микрофонах меняет звучание кардинально и весьма непредсказуемо, но в этом и прелесть. Обработкой моего вокала, записанного на М 149, только одним ламповым эквалайзером Tube-Tech (Рro Channel), мне удалось добиться натурального эффекта вокодера, очень густого и не страдающего электронщиной, в отличие от даже самого дорогого цифрового процессора.

Микрофон AKG Solid Tube я даже не стал трогать эквалайзерами - пожалел бедного, ему и так плохо...

Выводы
По универсальности и естественности звучания, несомненно, особняком стоят Neumann U 87, Sennheiser MKH 80 и Audio-Technica AT 4060. Эти микрофоны беспроблемно звучат на любых источниках звука (с уверенностью могу сказать, что не только на тех, с которыми их тестировал я). При этом данные микрофоны очень правдоподобно передают тембр голоса или инструмента. У трех этих микрофонов очень плотный и уверенный звук, но, несмотря на это, в звуке присутствуют воздух, открытость, легкость.

По сравнению с АТ 4060 и Neumann U 87, у MKH 80 звук более жирный и сочный, тягучий, поэтому употребление его более уместно в тех случаях, когда требуется сочный, обволакивающий слушателя звук, льющийся, как из рога изобилия, - так его много. АТ 4060 и Neumann U 87 - персоны более циничные и лишены сантиментов, свойственных MKH 80. Актуальны скорее там, где важна более конкретная подача материала. Neumann U 87 в магазине, конечно, не купишь, но, если поднапрячься, в Москве его можно найти в хорошем состоянии раза в два дешевле нового собрата, а то и еще значительно дешевле. Но, если у вас нет такой возможности, и вы редко прописываете низкие мужские вокалы, бас-кларнеты или виолончели, то можете с чистой совестью покупать АТ 4060 или АТ 4047 (см. далее). Если же вы не слишком ограничены в средствах, то вашим выбором может стать и MKH 80, на женском вокале и деревянных духовых звучащий просто гениально! Хотя, я в любом случае советовал бы, плюс к MKH 80, прикупить еще какой-нибудь более "холодный" микрофон.

Вообще, я был сильно удивлен тем, что микрофон с небольшой мембраной - Sennheiser MKH 80 - звучал объемнее и жирнее всех прочих, в том числе и ламповых микрофонов с большой мембраной. По крайней мере, для себя я из этого сделал вывод, что при выборе микрофона на сольную запись вокала не стоит "зарубаться" на "большемембранных" микрофонах, ибо размер мембраны порой очень мало что значит.

Следом за этой тройкой в плане универсальности идут Audio-Technica AT 4047 и AT 4050, хотя в плане естественности и открытости звучания эти микрофоны несколько проигрывают вышеупомянутым трем, но, особенно учитывая их более приятную стоимость, легкий, вернее, легчайший элемент "синтетичности" звучания прощаешь с чистым сердцем. А микрофон AT 4047 в ряде случаев спокойно может убрать Neumann U 87.

Микрофоны Neumann U 87 Ai и DPA 4003, хотя и совершенно разные, но, по моему представлению, обращены к любителям сухого, жесткого, подчеркнуто конкретного звука. DPA 4003, может быть, более универсален, но, скорее всего, только при наличии хорошей акустики помещения. Если вы поклонник Jamiroquai, то DPA 4003 и Neumann U 87 Ai - то, что вам нужно, особенно под вокал, и не мучайтесь, пожалуйста, со всякими MKH 80 и U 87, вам это не поможет.

Микрофоны Neumann M 149 и M 147 подходят, в первую очередь, под вокал (смею предположить, что в целом ряде случаев на них изумительно будет звучать акустическая гитара). Причем под вокал, который должен быть несколько насупленным и агрессивным. Как я уже говорил, эти микрофоны здорово могут пригодиться для облагораживания безликого вокала или наращивания "мяса" вокалу, дистрофически тонкому. Данные микрофоны - идеальный выбор для записи вокала в плотную аранжировку, без расчищенного под него частотного пространства. Голос, прописанный на эти микрофоны, гарантировано будет прорезать любую массу инструментов, любой примоченный гитарный чес. Не рекомендовал бы эти микрофоны для записи академической музыки.

Микрофон Neumann TLM 193, по моему ощущению, должен использоваться в очень специфических случаях и рассматривать его как центральный студийный микрофон вряд ли уместно. Я бы лично хотел иметь этот микрофон для записи подкладочных партий второго-третьего плана. В таком случае этот микрофон не позволит этим подкладочным партиям слипаться с партиями первого плана, прописанными, например, на U 87. Также я бы использовал его для X-Y и NOS стереозаписи в концертной акустике, особенно - для записи хоров, женских или детских. Что касается струнных, то для сольной записи TLM 193 явно не подходит, он может быть хорош для подзвучки струнной группы в оркестре или, возможно, для использования в качестве стереопары на струнном квартете.

По-моему, микрофон AKG Solid Tube вообще противопоказано использовать для записи звука. Если же вы его, к своему несчастью, уже купили, то пишите в него виолончель.

Если вы занимаетесь записью живой музыки, то вряд ли сможете обойтись всего одним сольным микрофоном, даже если он Neumann U 47. Дело в том, что, в случае, когда все живые инструменты прописаны одним и тем же микрофоном (пусть даже идеально подходящим для записи каждого инструмента в отдельности), свести фонограмму оказывается чрезвычайно сложно: во всех партиях подчеркиваются одинаковые (насколько это вообще возможно) обертона, в силу этого инструменты начинают как бы "липнуть" друг к другу, и развести их в пространстве, даже основательно покромсав эквалайзером, оказывается очень сложно, если не невозможно совсем. В итоге вся фонограмма звучит плоско, порой даже грязно (речь не идет о записи симфонического оркестра стереопарой микрофонов). Как я уже говорил ранее, характер микрофона в первую очередь определяется не столько его объективной частотной характеристикой, сколько той краской, теми обертонами, которыми данный микрофон насыщает источник звука, и, естественно, теми обертонами, к которым он, напротив, равнодушен. Поэтому зачастую может казаться, что микрофон "вздергивает" определенную частоту на отдельных инструментах (голосах), хотя, если прозвонить этот микрофон в заглушенной камере, окажется, что он в данном диапазоне почти линеен, ощущение же пика на определенной частоте - ощущение чисто субъективное, обусловленное тем, что в данной области частотного диапазона микрофон рождает некие специфические гармоники, не менее специфическим образом взаимодействующие друг с другом. Поэтому, как правило, характер микрофона, даже самого бесхарактерного, практически невозможно убить никакими эквалайзерами, виталайзерами, эксайтерами, и прочими чудищами, даже если эти чудища все из себя насквозь ламповые и также родят кучу чудесных дополнительных гармоник. Сквозь них все равно пролезет тембр микрофона, и, если при сольном прослушивании партий это не будет особенно бросаться в глаза, в пачке всех инструментов, прописанных этим микрофоном, его тембр станет просто-таки вопиющим. Вообще, часто проблемы микрофона проще бывает услышать в общей фонограмме, когда есть некая точка опоры, ибо зачастую наш слух, слыша сольную партию, болтающуюся, как космонавт в невесомости, принимает ее за абсолют, корректируя под него свое восприятие слышимого. Поэтому порой происходит так, что человек (особенно, без навыков звукоинженерской работы) не слышит разницы между двумя кардинально разными микрофонами и воспринимает их оба как абсолютно линейные - если партии, записанные с их помощью, проигрываются сольно.

Так что вариант записи всех живых инструментов одним универсальным микрофоном проходит исключительно редко (например, в качестве особого эффекта), ибо не позволяет добиться разборчивости партий и их четкой фокусировки в пространстве. Естественно, что очень многие источники звука имеет смысл подзвучивать не одним, а несколькими разноплановыми микрофонами (так, скажем, на виолончели удивительный эффект дает сочетание Neumann U 87 и динамического бочечного микрофона Beyerdynamic TG-X 50, басы получаются глубокими и разборчивыми, у середины появляется более жесткая атака, собранность; единственное - у U 87 следует включить обрезной фильтр нижних частот, а у TG-X 50 имеет смысл плавно срезать каким-нибудь ламповым эквалайзером все, начиная с верха середины и далее до самых заоблачных высот). Нередко при записи сольных инструментов используется и сочетание одного основного микрофона со стереопарой, расположенной в некотором отдалении и снимающей акустику помещения. При этом основной микрофон ставится в непосредственной близости от источника звука, снимая максимально сухой звук. Естественно, что все подобные варианты употребляются только при наличии хорошей акустики в помещении, где ведется запись.

Как правило, при любой мультимикрофонной записи сольных инструментов, звук одного из этих микрофонов берется за основу, прочие же идут в качестве подзвучки, дополнительной краски к основному тону. Поэтому и при мультимикрофонной записи также желательно избегать повторения одного и того же микрофона на всех источниках звука. Тем не менее, принцип "чем пестрее - тем лучше" здесь в той же степени не уместен. Основные микрофоны должны иметь некую общность в звучании, некую "схожесть характеров". В противном случае поместить все источники в единое звуковое пространство просто не представляется возможным: такие микрофоны, как U 87 и U 87 Ai, могут использоваться при записи одной фонограммы только с целью достижения особого эффекта, с целью подчеркнуть полярность тембров или партий, с целью выделить одну партию из общего звучания, сделать ее нарочито торчащей из всей звуковой картины (в случае, если на общей массе инструментов использованы микрофоны, близкие по характеру U 87) или, наоборот, нарочито проваленной (в случае, если в качестве основных использованы микрофоны, близкие по характеру U 87 Ai). Но, все-таки, наиболее стандартным является вариант, когда все партии в произведении сидят в едином звуковом пространстве, а не по своим клетушкам. Единства пространства (помимо грамотной пространственной обработки) и удается добиться благодаря правильному подбору микрофонов с общим характером звучания, не имеющих между собой конфликтов.

На мой взгляд, из рассмотренных микрофонов очень удачный комплект для "живой" записи может подобраться из следующих моделей: Sennheiser MKH 80, Neumann U 87 (без буковок), Audio-Technica AT 4047, AT 4060 (возможно, и 4050), плюс - DPA 4003. При этом, MKH 80 по характеру звука достаточно сильно отличается от микрофонов Audio-Technica AT 4047 и AT 4050. Но если в этой связке идет U 87, то он оказывается как бы связующим звеном в этой цепочке, ибо имеет много общего и с MKH 80, и с микрофонами Audio-Technica. В случае использования микрофонов этих трех фирм в качестве основных, мне представляется целесообразным главным сделать U 87.

Интересный эффект также дает использование двух разных микрофонов при MS-стереозаписи. Мне удалось добиться яркой насыщенной картинки при записи виолончели этим методом, используя в качестве центрального (M) канала кардиоидный Audio-Technica AT 4047 и в качестве S канала - U 87 на восьмерке (я располагал его над AT 4047 под углом 90 градусов относительно центрального канала). Далее, центральный канал ставился по центру, а восьмерка раскидывалась налево-направо в противофазе. Даже при отсутствии должной акустики в моей студии такой метод записи дал очень приличные результаты. Попытка на MS-стерео использовать MKH 80 и U 87 не увенчалась особым успехом, получалось достаточно жухло и неразборчиво (хотя, возможно, тому виной моя загашенная акустика). Сочетание MKH 80 с микрофонами Audio-Technica AT 4047 и AT 4050 давало несколько разваливающийся звук: конкретно было слышно, где "начинается и заканчивается" один микрофон, а где - другой, единая картинка, увы, не складывалась. Прочие методы стереозаписи с данными микрофонами я не пробовал, ибо акустика моей акустической не предполагает стереозаписи по определению (да и всех микрофонов мне было дадено в одном экземпляре). То же, что в данном случае получается в результате MS-записи разными микрофонами, - стерео очень относительное, псевдостерео, хотя и полученное акустическими методами.

Для более жесткой записи, особенно в тех случаях, где живые инструменты должны пробивать плотную "электронщину", я бы мог рекомендовать другой набор хорошо сочетающихся друг с другом микрофонов: Neumann M 149 (M 147), U 87 Ai, TLM 103, Audio-Technica AT 4047, AT 4060, AT 4050, DPA 4003.

AKG Solid Tube 712$
Слами
Audio-Technica AT 4047/SV 599$
Audio-Technica AT 4050 890$
Audio-Technica AT 4060 2080$
МиксАрт
DPA 4003 1200$
Neumann M 147 1758$
Neumann M 149 3275$
Neumann TLM 103 798$
Neumann TLM 193 952$
Neumann U 87 Ai 1923$
Sennheiser MKH 80 2349$
ISPA

  Звуковые примеры

Женский вокал, Ирина Окнина
Neumann U 87 (215 Кб)
Neumann M 149 (356 Кб)
Sennheiser MKH 80 (223 Кб)
DPA 4003 (212 Кб)
AKG Solid Tube (255 Кб)

Женский вокал, Екатерина Антропова
Neumann U 87 (350 Кб)
Neumann U 87 Ai (322 Кб)
Neumann TLM 103 (249 Кб)
Neumann M 149 (356 Кб)
Neumann TLM 193 (331 Кб)
Sennheiser MKH 80 (270 Кб)
Audio-Technica AT 4047 (304 Кб)
Audio-Technica AT 4050 (297 Кб)
DPA 4003 (234 Кб)

Кларнет
Neumann U 87 (366 Кб)
Neumann U 87 (2) (298 Кб)
Neumann U 87 Ai (388 Кб)
Neumann M 149 (366 Кб)
Neumann TLM 193 (367 Кб)
Sennheiser MKH 80 (355 Кб)
Audio-Technica AT 4047 (293 Кб)
Audio-Technica AT 4050 (298 Кб)
DPA 4003 (402 Кб)
AKG Solid Tube (367 Кб)

Виолончель
Neumann U 87 (498 Кб)
Neumann U 87 (2) (317 Кб)
Neumann U 87 Ai (506 Кб)
Neumann M 149 (502 Кб)
Neumann TLM 193 (511 Кб)
Sennheiser MKH 80 (480 Кб)
Sennheiser MKH 80 (2) (294 Кб)
Audio-Technica AT 4047 (492 Кб)
Audio-Technica AT 4050 (481 Кб)
DPA 4003 (880 Кб)
AKG Solid Tube (506 Кб)

  Оценка статьи

Посещений: 54931 | Проголосовавших: 103 | Средняя оценка: 4.2

   

  Комментарии

20.08.02 16:44
ТАХИР takhir@homerecording.net
SPASIBO VAM ,EGOR,ZA PREKRASNUYU STATIU.

20.08.02 19:44
Alex
Готов подписаться под всем,что изложено в статье относительно AT4050,M149,M147,AKG Solid Tube.

23.08.02 00:38
SSL 333
Это просто круто!Спасибо большое. Вы сделали огромную работу, и статья очень полезна, т.к. далеко не всегда есть возможность протестировать столько микрофонов, да каких!

24.08.02 08:58
Стас -
Отличная статья!Жаль только,что любимый многими AKG 414 не вошел в тест-группу.

24.08.02 15:44
Константин
Большое спасибо за столь грандиозный и масштабный труд. Очень приятно, что автор особо подчеркивает субъективность своего мнения не претендуя на "корифейство".

07.10.02 14:36
kudasov kudasov@zurbagan.ru
Глобальный труд, объективные суждения. Полное соотвествие с личным опытом.Огромное спасибо

19.10.02 05:06
Игорь
Не думал что Neumann и AKG выпускают такие микрофоны.Судя по красочному описанию не микрофоны а исказители.

04.11.02 16:09
Oleg fov@aport.ru
Большое спасибо за проделанный труд. Много полезной информации для себя нашел.

18.09.03 20:35
slav slavon99@mail.ru
Всё очень интересно, однако, мужской голос почему-то не вошёл в звуковые примеры.Почему???.....Странно, что никто этого не заметил.По собственному опыту хочу сказать ,что AKG-шки на MALE звучат более чем убедительно.

26.11.03 13:07
igor kivikar@tut.by
Все замечательно!Сыкономил массу времени на опыты(ссылаясь на авторитет Автора)Но всеже почему обошли стороной AKG 414?

29.04.04 19:15
Di di@reminor.com
Браво! Просто класс!

01.11.04 13:40
gaz coombes@rambler.ru
Меня терзают смутные сомнения... Уж не потому ли автор обошел стороной AKG, Shure и пр., что их представляет НЕ ispa-engineering?! В таком случае ясно, почему solidtube "оказался" до такой степени безобразным :)))

02.11.04 08:20
Дмитрий Попов moline@comtv.ru
> Уж не потому ли автор обошел стороной AKG, Shure и пр., что их представляет НЕ ispa-engineering?!

Когда эта статья была опубликована, компанию AKG также представляла ISPA.


24.01.05 23:03
viorel,kishinev vtiganas@yahoo.com
spasibi za informatziu,ya vozimu vsiotaki 3-4 microfona,no pomogite naiti stariy u 87

30.07.06 01:52
Вадим vadim.beili@gmail.com
Жалко, что не попробовали Shoeps MK4 или DPA-4011 - очень "прозрачные" микрофоны практически без окраски. U87 все-таки плосковат, да и низы у него исскуственные и бубнящие. Кстати у Sennheiser MKH 80 есть младший брат - Sennheiser MKH 40, звучит один в один, ессно кардиоид, а стоит на порядок меньше - чересчур жирнит вокал, хорошо подходит для хора. P.S. А использовать круглые микрофоны без соответствующей акустики по-моеому некоректно.

07.10.06 17:56
Виктор musparon49@mail.ru
Блестящая статья!Жаль-не полная. Думаю,что выражу общее мнение и прошу уважемого автора продолжить тест пусть даже субьективный о других,часто используемых в общей практике-миктофонах.С искренним уваж.Виктор.

04.05.07 01:49
эрик
не глобальный и очень СУБЬЕКТИВНЫЙ тест.опущеный тлм 103 так и пользуют 90% хоум и проджект студий в европе и россии! и переодически слушая радиостанции россии(живу не в россии)убеждаюсь тока в одном-ТЛМ 103 в 50-70% треков.Вот так вот.

08.08.07 21:57
Alikdio alikdio@voliacable.com
С одной стороны - Ацкая работа. С другой - Записи то в разное время, потому и треки разной длины.

Нарочно запутывают слушателя. Тут уж хвалить и ругать можно любой мик.

Правда U87 всегда молодцом.


27.10.07 13:11
Тимур Рыжов ryzhovtimur@yandex.ru
Постоянно пользуюсь 147 neumann на своей студии как основным микрофоном.Нравится до того что купил даже второй 147 !!!! Подходит как для вокала так и для инструментов.По моему гораздо большую роль играет то как мы вкладываем в аранжемент записанный трек-компрессия,'эквалайзер и т д...чем тонкости в разнице звучания.(конечно имею ввиду современную музыку)

17.12.07 16:38
микрофончег
Говна кусок. автар болен. Антропова ваша так вообще ужас... тоже мне тестеры блин. :(

21.02.08 00:12
kia kia1980NS(remove NS)@yandex.ru
Зря выложили в mp3 результаты тестов. Да еще в такой битрейте.

08.08.08 01:48
saxoduv borislove@mail.ru
Автор-молодца!Чтоб проделать такую работу-здоровье ого-го надо...А вот вокальное искусство точно больно...Неужели Коля Б.в живую еще "круче" тестеров-тогда точно клиника! U87 ты где? АУ! Иду тебя исскать!!!

27.08.08 15:11
Kostor4 matafonov@gmail.com
Коля Б. писан в U-47

В связи с обилием спама размещение комментариев отключено. Пользуйтесь форумами.

РЕКЛАМА

 
       


Цены на рекламу


Музыкальное Оборудование
www.muzoborudovanie.ru
www.moline.ru
mail@muzoborudovanie.ru
© Агентство ДАТА